Тартанг Тулку Ринпоче
"ЖЕСТ РАВНОВЕСИЯ"
Предисловие

Оглавление  >>Первая глава 

Эссе этой книги необычны тем, что они представляют идеи и взгляды буддизма, не входя в теории относительно буддизма. Сам факт того, что мы в западном мире - говорим о буддизме так, как если бы он был жесткой системой, с которой можно (а может быть и нужно) иметь дело в абстрактных терминах, показывает, насколько нереально понимание другой системы ценностей даже в настоящее время. Эти ценности врожденно присущи внутренней жизни, а не вменяются ей произвольно в обязанность.

Эссе адресуются живому человеку, а не абстракции или туманному образу, и написаны так, что реальная личность может понять это и интеллектуально, и почувствовать глубоко в своем сердце. Вот почему эти очерки необычны - они не просто подсказывают и вбивают колышки, на которые следует натянуть свои предвзятые концепции, но и стимулируют к пересмотру и переоценке ситуации, в которой мы находимся. Благодаря пробуждению к тому, что есть под рукой, мы и получаем стимул встать на путь роста и возмужания.

Хотя каждый из очерков самостоятелен, в своей совокупности они составляют несомненную прогрессию. Отправная точка - честность, честность к самим себе как части более обширного жизненного потока, а не как посторонних наблюдателей. Как участники вечно расширяющегося потока жизни, мы не способны расти, когда мы боремся против него, когда воздвигаем препятствия и создаем напряжение, а растем лишь тогда, когда обучаемся релаксировать так, чтобы поток мог спокойно течь в нас. Релаксация, таким образом, становится незаменимым условием для медитации, которая является "настройкой!" на жизненный поток, даже если она рекламируется как панацея от всех бед. Медитация в смысле "настройки" всегда ведет к усилению осознавания, в котором искусственные границы субъекта и объекта преодолеваются в объединенном осознавании, что исцеляет гноящиеся раны нашей отдаленности от самих себя. В конце концов, как участники мы связаны с теми, кто пришел раньше нас и придет позже. Мы получили жизненные ценности от наших предков, и перерабатываем и интерпретируем заново это наследство, передавая возникающие паттерны нашим потомкам. Будет ли жить переданное - зависит от нашей честности, от точки нашего отправления.

Подобно тому, как мы проявляем тенденцию создавать абстракции из действительности, так же мы намерены создать образ человека и верить в его ценность, забывая реального человека. Человека никогда не удастся определить в жестких терминах. Он более похож на хрусталь, сияющий множеством цветов. Титул рин-по-че означает "драгоценность", а драгоценность хрусталя заключается во множестве его граней. В этих эссе открывается важная грань Тартанга Тулку Ринпоче - его теплая, сердечная человечность. Возможно, эту его грань, этот аспект нужно подчеркивать снова и снова, так как слишком часто мы забываем человечность его и других и теряем себя в абстракциях и фантастических образах. Именно эта человечность делает эссе еще более значительными и уверенно хранит их автора в вечно свежей продолжающейся традиции из линии учителей и мысли Нингмы.

Герберт В.Гюнтер

* Руководитель Отделения Учений Дальнего Востока Университета Саскачеван

Предисловие

В книге представлены некоторые вводные дискуссии по основным практикам медитации и осознавания, применяемым в Америке за последние семь лет. Я провел много таких бесед с моими студентами, а недавно появилось предложение разделить эти идеи с более широкой аудиторией. Некоторые темы в этих главах книги частично повторяются, но эти повторы допускаются преднамеренно, с целью заложить основы для развития все углубляющегося их понимания.

Хотя предложенные здесь идеи и практики специально ориентированы на опыт людей Запада, они отражают и в основу их положены многие различные стадии и пути буддийской традиции, охраняемой прямой линией Нингмы.

Первая и наиболее существенная тема, выделяемая буддизмом, относится непосредственно к встрече с жизнью, рассматривая наш опыт без ограничения пустяковыми или сентиментальными фантазиями. Каждая личность должна узнать существенные проблемы и ценности человеческой жизни так, чтобы можно было придерживаться надлежащего направления. Личность на стадии Хинаяны признает, что непостоянство и фрустрация являются основными чертами жизни, перед лицом которой следует стоять честно и честно иметь с ней дело. Понятно, что каждая личность должна принять ответственность за преодоление фрустраций жизни и за культивирование тех качеств, которые являются наиболее центральными для завершения человеческого существа. Требуется скорее индивидуальное усилие, чем пассивное обращение за помощью из рук другого.

Эта зрелая и реалистическая позиция дополняется сосредоточением Махаяны на сострадании к другим и на глубоком понимании природы феноменов. Проникновение Махаяны вскрывает, что всякое переживание, как бы оно ни было ограниченно или фрустрирующе, тем не менее оно открыто в сущностном смысле, и поэтому мы не нуждаемся в поисках путей бегства от него. Из этого проникновения естественно исходит сострадание к другим, так как наше состояние больше не рассматривается таким уж ограниченным, безнадежным или фрустрированным. Нас уже больше затрагивают трудности других, и мы в состоянии позволить себе попытаться помочь им. Так как этот вид сострадания основан больше на понимании, чем на сентиментальных проекциях, оно обычно становится уместным и оказывает помощь.

Исторически буддизм создал разные школы и учения с целью ответа на потребности различных типов людей. Эти школы совершенствовали множество медитативных техник, помогающих выявить и справиться с проблемами жизни, а также помогающих нам соприкоснуться с глубокими и ценными аспектами нашего тела и ума. Практики буддийской медитации всегда имеют отношение к практическим оценкам и к сущностным энергиям и качествам человеческого переживания. Прочная основа и сбалансированная ориентировка необходимы для прогресса от основополагающих практик до более глубоких медитативных переживаний.

Для тех, кто тщательно следовал ориентации учений Хинаяны и Махаяны, буддизм в качестве продолжения и финала "пути" традиционно предлагает Ваджраяну. Ваджраяна - это не ограниченная доктрина или метод, а скорее путь беспредельного роста. Он полностью превосходит, трансцендирует все дуалистические медитации и концептуализации. В Ваджраяне жизнь рассматривается не как проблема, подлежащая разрешению, а как опыт, переживание, которые всегда несут безграничную ценность и творческую энергию. Ничто не отвергается и не подавляется, так как практикующий Ваджраяну развивает достаточное мастерство и чувствительность, чтобы установить связь с благотворным аспектом всего существования.

Глубокую и сенситивную природу учений буддизма принесли в Тибет из Индии в VIII столетии Шантаракшита и Падмасамбхава, величайшие мастера Ваджраяны того времени. Оба учителя тесно связаны с Нингма или "Древними", первым из четырех главных прямых учений тибетского буддизма.

Учения Хинаяна, Махаяна и Ваджраяна - все они содержатся в Нингме и представлены в гибких формах, истинных глубочайших значениях и переживаниях каждого пути. Переводы Нингмы и комментарии, основанные на индийских текстах, были выполнены с большим вниманием к живому значению каждого термина и идеи, так что в том виде, в каком эти учения передаются на новом языке, таком, как английский, они готовы к установлению связи с современной жизнью и ее концепциями.

В Тибете последователи Нингмы взаимодействуют со многими людьми разных типов, не сосредоточиваясь исключительно лишь на монастырской ориентации. Представляя эти идеи вниманию американцев, я старался сохранить этот адаптаптируемый и непредвзятый характер, поэтому надеюсь предложить нечто ценное людям различных взглядов и интересов. Мое основное убеждение состоит в том, что дискуссии помогают людям установить верный для них путь роста, так чтобы они смогли позаботиться о самих себе средь мира, терпящего бедствие. Мои лекции не отличаются достаточно элегантным или интеллектуальным стилем, но, как сказал однажды один из моих учителей: "Что за важность в возвышенной речи, если прямая речь может четко донести идеи?"

Я чрезвычайно благодарен всем моим друзьям в Америке, содействовавшим мне в моей работе, и особенно моим студентам. В частности я хотел бы поблагодарить Дебби Робертсон и Дэбби Блэк за их помощь в подготовке этих бесед к печати. Розалин Уайт - за их иллюстрирование и всех служащих Дхарма К° - за выпуск.

Всякую пользу и благо, извлеченные из этой работы, я посвящаю людям Америки. Я глубоко благодарен за предоставленную возможность сохранить и разделить с ними традицию Нингмы.

Тартанг Тулку Ринпоче, Главный Лама Тибетского медитационного центра Нингмы и Института Нингмы

Оглавление  >>Первая глава 



Созвучные материалы:

Обсудить(Для обсуждения нужно зарегистрироваться на форуме)   Библиотека    Главная  страница

Практика!


Rambler's Top100