Тартанг Тулку Ринпоче
"ЖЕСТ РАВНОВЕСИЯ"
Часть третья. Медитация.
Глава 6. Стать медитативным переживанием. Продолжение.

Предыдущая глава  Следующая глава  Оглавление

Вопрос: Как вы рассматриваете потребность в попытке защитить себя перед медитацией так, чтобы не собирать отрицательную энергию?

Ринпоче: Возможность подхватить отрицательные энергии есть, когда вы "гуляете" в "медитативных полях", но доверяющая себе личность может трансмутировать отрицательные вибрации в хорошее переживание.

Вопрос: Когда получаешь энергию от медитации — как ее реализовать?

Ринпоче: Это естественный процесс, так что следует беспокоиться и заботиться об этом. Просто быть открытым и не пытаться слишком сильно концентрироваться. Путь к освобождению энергии — это не оценивать переживание, не отождествлять его со своим "Я" и не воспринимать слишком серьезно, что бы ни происходило в этот момент.

Учитесь чувствовать, что все существование — лишь сновидение. Вы есть и тот, кто видит сон, и само сновидение. Почувствуйте, расслабьтесь, дайте себе возможность быть свободным и не медитируйте слишком интенсивно. Во время медитации нет медитирующего, нет никого, кто комментирует или ждет информации. Информация означает суждение о том, хорошая или плохая была медитация, счастливые или несчастливые чувства — все это лишь рефлексии некоторого "эго", наблюдающего с заднего плана. Ракета после приземления должна передать информацию об успешной посадке, но в медитации нет нужды в обратной связи. Обратная связь только нарушает медитацию. Когда вы свободны от ожиданий и надежд, тогда медитация протекает не будучи ни жесткой, ни серьезной. Однако вы серьезны, так как практикуете весьма концентрированно и очень бдительно.

Вопрос: Оказывается, что медитация требует усилий, а вы тем не менее подчеркиваете полное расслабление.

Ринпоче: Когда мы медитируем правильно, мы можем делать все с огромной концентрацией и, все же, в то же самое время, не делая никаких усилий. Другими словами, мы не фиксируем свой ум на чем бы то ни было, поскольку нет ничего, на чем можно было бы сфокусировать свое внимание, никакой цели, к которой мы стремимся, никакой потребности совершать усилие. И, все же, если мы не начнем и не пожелаем, то не будет никакого прогресса. Мы должны делать что-то, но делание — это почти недеяние, так как для "Я" не остается никакого действия — нет "Я", чтобы что-то делать.

В наши дни ударение делается на том, как умудриться делать все, а это затрудняет понимание "естественного", "медитации", "абсолютного". Хотя и нет ничего, что должно было бы фигурировать, тем не менее, нам нужно развить очень острое, новое и точное осознавание. Когда "Я" отступает прочь, мы можем пережить "медитацию". Но затем опять можем обманывать себя, думая, что наша медитация идет хорошо, тогда как практически такая мысль сама по себе есть более тонкое цепляние за "позицию" в нашей медитации и таким образом она удерживает нас от медитации.

Когда вы расслабляетесь, вам нужно позволить уму оставаться полностью открытыми с уравновешенной свободной энергией. Ум всегда так оживляется. Мы привязываемся к определенным путям мышления, видения, выражения себя и других. Все это часть образа себя, пытавшаяся увековечить себя; когда мы оставляем образ себя, наш ум освобождается к "медитации".

Вопрос: Видите ли вы связь между результатами медитации и творчеством?

Ринпоче: Да, я думаю, что она есть. Когда ваш ум счастлив и исполнен мира, тогда все — всякое действие — есть творчество. Когда же ваш ум в медитативном состоянии чистого осознавания, тогда всегда есть ограничивающие суждения, концепции или интерпретации, тогда всегда есть искусство, музыка, красота. Если мы свободны от отрицательных взглядов и фиксированных поведенческих паттернов, то все наши действия становятся открытыми, спонтанными и свободными. Каждое действие тела и ума становится проявлением и выражением универсальной энергии, которая по внутренне присущему ей качеству прекрасна и радостна.

Не все совершенные йоги, например, много пишут, рисуют, поют или исполняют музыку, потому что они свободны находить красоту во всем существовании. Там музыка, так же как и живопись, все существование есть воплощение истины, все естественно и внутренне совершенно, так что нет необходимости для имитаций или усилия со стороны самости.

Когда вы постигаете вселенную в отдельной перспективе, ваше виденье ограничено. Но когда вы осуществите понимание, что все это есть универсальное энергетическое поле, вы узнаете, что ум безграничен, и что все существование есть часть "небес". В действительности "небеса" обозначают то, что вы достигли полного понимания и более не отделяете себя от своего переживания. С этой точки зрения субъект и объект, положительное и отрицательное, мирское и сверхмирское — все становится одним в уравновешенности.

Вопрос: Как мы можем узнать, растем ли мы духовно?

Ринпоче: Духовный рост — это открытость и совершенство. Большей частью мы ищем мирской свободы и удовлетворения, но если нет "Я", тогда кто удовлетворен, кто освобождается? Освобождается тотальное "Я", Без "Я", без конфликтующих эмоций, отношений и привычек. Мы освобождаемся от всего, что связывает нас, но мы не можем дать себе в этом отчет — там нет "Я", чтобы выслушать этот отчет. С "Я" очень трудно развиваться, без "Я" мы имеем возможность прогресса. Но если нет "Я", тогда кто прогрессирует? Когда люди это спрашивают у себя, они иногда путаются.

Без "Я" нет ни субъекта, ни объекта, ни времени; некоторые могут почувствовать, что это сумасшествие, но без "Я", нет того, кто может сойти с ума, нет демонического влияния личности, чтобы отреагировать на это — нужно только осознавание. Чтобы достичь этого состояния, нам просто нужно оставаться открытыми, нам нет необходимости делать сверхусилие. Такое переживание уже имеет место, когда мы не позволяем себе сбиться со своего естественного состояния бытия. Когда мы можем оставаться уравновешенными, в естественном состоянии осознавания, тогда ничто не может повредить нам. Мы можем функционировать хорошо и гармонично без "поддержки" эго.

Вопрос: Как мне освободить свою медитацию от влияния эго?

Ринпоче: Простой подход медитации состоит в том, что "все становится медитацией". Не думайте: "Это — часть медитации, а это не относится к медитации". Такого разделения не существует. Медитируйте самым простым, легким и наиболее прямым способом. Будьте естественны, естественно осознающим, естественно открытым, естественно бодрым. Чем больше вы будете стараться понять это интеллектуально, тем дольше вы не сможете это понять. Пока же вы остаетесь в своей самости, медитировать даже нежелательно, так как медитирует только "Я", и именно это "Я", думающее, что оно медитирует, удерживает вас от истинной действительной медитации.

Если вы поняли естественное осознание, каждая часть вашего ума уже пребывает в осознавании. Так что эго не загрязняет вашего ума, эго не давит на вас, не приказывает вам и не перебивает вас.

Однако эго очень умно. Оно постоянно ищет внимания и всякое переживание относит на свой счет. Это самосознание, или "мышление" цепляется за идентичность: "Моя медитация, мое осознавание, мое переживание", все разделяя на субъект и объект.

Есть различные лица эго: гордые, доминирующие, угрожающие. Иногда эго интерпретирует переживания или же защищает себя, тогда как в другое время оно создает "тайные" намерения и маневры, а затем их комментирует. У эго много аспектов, создающих каналы через органы чувств — через глаза, уши и чувства. Когда вы входите в медитативное состояние, вам не нужно полагаться на органы чувств, фактически у вас есть возможность выйти за их пределы. В то же время вы можете открыть дверь каждого чувства — зрения, слуха, запаха, тактильного ощущения. Чувства, сознания — в медитации все функционирует гармонично.

Вопрос: Как можно разрушить эго?

Ринпоче: Иметь дело с эго похоже на попытку тронуть тигра за хвост — эго опасно до тех пор, пока вы не знаете, что делаете. Часто мы только играем, когда пытаемся встать лицом к лицу со своим эго, так что в итоге мы оказываемся задетыми и глубоко обиженными. Чтобы бросить вызов эго, нам необходима искусная мудрость, мягкая в начале и борющаяся с ним не прямо, поскольку если мы сражаемся с ним, то рождаем фрустрации, ведущие к еще большему страданию. Вместо этого нам следует подвергнуть эго мастерскому наблюдению — прямому, а когда мы наблюдаем его, мы видим, что сражение не обязательно.

Часто мы во всем обвиняем эго, но пока мы его обвиняем, создаем конфликт. Конфликт есть тогда, когда у нас недостает мастерства в наблюдении эго и тогда, когда сражаемся мы с ним лоб в лоб. Мы можем временно преуспеть в контроле над эго, но оказываемся неспособными по-настоящему выйти за его пределы. А если мы не в состоянии сделать это, эго возрождается еще более сильное и более обиженное, чем прежде. Борьба и фрустрация становятся полярностями, увековечивающими друг друга. Мы должны умело коснуться эго, а не бороться с ним. Нам нужно острое и ясное самонаблюдение.

Вопрос: Как используются мысли?

Ринпоче: Мы имеем дело с мыслями двумя способами. Когда мы "схватываем" мысли, мы идентифицируем, но не узнаем их. Когда мы научимся их узнавать, то начинаем развивать осознавание.

Мысли некоторых похожи на змей — они свертываются в узлы, но даже эти мысли могут быть развязаны. Змеи свертываются в кольца, но если у них есть свобода выбора — они полностью распрямляются, автоматически расслабляясь.

Когда ум свободен, мысли подобны рисункам на воде -прежде чем он закончен, он расплывается. Некоторые могут проследить мысль, когда она возникает, а затем подобно снегу в Калифорнии, она исчезает, прежде чем коснуться земли.

Если мы медитируем, то наш ум должен быть похож на пещеру Миларепы, наш ум должен быть незахламленным. Когда Миларепа жил в пещере, его единственным достоянием был глиняный горшок, в котором он варил крапиву. Двое охотников, увидевших дым от его костра, явились в пещеру ночью, чтобы украсть пищу. Когда они начали обыскивать пещеру, Миларепа засмеялся и сказал: "Я йог и днем могу найти немногое, чтобы поесть. Как вы надеетесь найти что-нибудь ночью. Это темное пустое место — здесь нечего взять". Подобно этому, когда мы не даем нашим умам заполняться мыслями, отрицательным силам нечего взять, и они не могут принести нам никакого вреда.

Вопрос: Можете ли вы что-нибудь сказать относительно мистических или эзотерических переживаний?

Ринпоче: Часто встречаются отрицательные побочные значения, связанные с так называемым "мистическим переживанием" и со всем тем, что является личным, тайным или "оккультным". Но это тайное понимается неправильно. Если не завершен определенный рост или процесс развития, преждевременно говорить о нем или конкретизировать его. Поэтому дальновиднее оставаться молчаливыми. Нам необходимо культивировать то, что мы узнали, и позволить ему расти и взрослеть.

Чтобы понять эти учения, мы должны испытать их сами и проверить их в своих повседневных жизнях. Этот огромный потенциал- это неисчерпаемое сокровище и не где-то в далекой стране, оно внутри вас самих. Сами учения непосредственно действуют внутри вас. Когда мы знаем это, непосредственное переживание становится нашим учителем, а осознавание делает нашу жизнь положительной и радостной.

Если мы смотрим на жизнь с точки зрения осознавания, то видим, что наш ум являет собой великий источник защиты, он может принести нам безопасность и уверенность в себе, доверие к себе, он может стать нашим убежищем. Можно утратить контакт с осознаванием, а затем мало-помалу забыть — и все же осознавание доступно в каждый момент, у нас есть шанс, затем другой — если мы упустим один, есть следующий. Ум — это наш дом. Но знать, что ум — наш дом, недостаточно, мы должны войти в дом. Пока мы этого не сделали, "бытие" — это просто еще одно слово, такое же как и "знание", "мудрость" или "эзотеричность". Не имея переживаний, мы не придаем им большого значения.

Более глубокая медитация не может быть выражена на человеческом языке, так как коль скоро мы вербализируем и концептуализируем переживания, они застывают, и осознавание прекращается. Так что пока наша практика не развита полностью, лучше говорить о наших медитативных переживаниях лишь с опытным гидом, который может нам помочь, иначе наши переживания могут потерять свое значение и силу.

Обычно же у нас сильная тенденция вербализировать наши, переживания. Мы чувствуем, что пока не смогли интерпретировать или обсудить их, они не реальны. Мы находим трудным просто позволить себе оставаться в молчании, потому что тишина беспокоит нас. Хотя обсуждение наших проблем временами и бывает полезным, вместо помощи в их интерпретации и понимании, разговор в действительности может усилить нашу привязанность к ним. Поэтому прежде чем последовать импульсу вербализировать свое переживание для себя или для других, лучше молча поработать с ним.

Как только мы используем язык и слова для построения концепций, мы автоматически притупляем и замораживаем настоящее, у нас не остается шансов прямо переживать этот момент. Нет путей, по которым мы могли бы выйти "за пределы" чего-то с помощью слов. Это значит не то, что слова не имеют ценности, но лишь то, что нет способа прямо переживать настоящий момент, если мы полагаемся на слова, интеллектуальные концепции или попытки сосредоточить наше внимание определенным образом.

Итак, с этого момента помните: каждая отдельная мысль драгоценна, смысл уже присутствует в самом первом состоянии. Если вы хотите испытать действительное мистическое переживание, оно не далеко от вас, оно в ваших мыслях в вашем осознавании и в самый первый момент. Исследуйте его. Как только вы сделаете это, изменится целиком вся ваша позиция, ваша зажатость, ограничение, самоотождествление, а восприятия и образы преобразуются. Все это подобно тому, как мы открываем окно свежему воздуху.

Предыдущая глава  Следующая глава  Оглавление



Созвучные материалы:

Обсудить(Для обсуждения нужно зарегистрироваться на форуме)   Библиотека    Главная  страница

Практика!


Rambler's Top100